СЕЙЧАС В ЭФИРЕ:
NICK JONAS – LEVELS
Новость
14 февраля 2018 в 19:00
Марго Робби о русских фигуристах, слезах и работе над ролью

1 февраля в российских кинотеатрах стартовала черная комедия «Тоня против всех», которая принесла Марго Робби номинацию на «Оскар» за лучшую женскую роль.

Марго сыграла реальную героиню — звезду фигурного катания Тоню Хардинг. И это отнюдь не история диснеевской принцессы. К тому же это история скандала мирового масштаба, в центре которого оказалась Тоня, когда ее муж и его лучший друг организовали нападение на ее главную конкурентку. 

"Мне кажется, почти каждый в Америке, Англии и Австралии, кто хотя бы на пару лет старше меня, знаком с этой историей очень хорошо. Я же никогда раньше не слышала о Тоне и других участниках тех событий. Впридачу я вообще была мало знакома с миром фигурного катания", - рассказывает Марго. "Хотя...Лучшие фигуристы всегда были из России. Не могу сейчас вспомнить имен потрясающей пары фигуристов — русских чемпионов, хотя видела столько их невероятных выступлений"  

"Я не занималась фигурным катанием в детстве. Я всегда любила хоккей на льду, но уровень моих навыков катания на коньках заканчивался игрой в любительской команде. По сути, мне пришлось начинать с нуля, если говорить о фигурном катании. Синяков и шишек я, конечно, заработала уйму, плюс самые жуткие волдыри на свете, а еще грыжу диска на шее… Но оно того стоило".



— Многие трюки ты делала сама, но были и визуальные эффекты, где профессиональной спортсменке цифровым образом заменяли лицо на твое. Как вы потянули такое с бюджетом чуть больше 10 миллионов? 

— Да, у нас был очень ограниченные бюджет и время. Повезло, что наш режиссер Крэйг Гиллеспи имеет связи со студиями спецэффектов и хорошо знает, что и как делать. Выглядело это так: я выполняю какой-нибудь прыжок, в это время кто-то стоит на льду у меня за спиной и держит небольшой кусок синего экрана. Крэйг дает мне указания: «Посмотри туда, посмотри сюда. Окей, снято, едем дальше!» Я ему: «Погоди, ты уверен? Это все?» А он: «Поверь мне, я могу из этого все сделать как надо». Я была в шоке. 




— Николь Кидман рассказала, что после съемок сцены в «Большой маленькой лжи», где ее избивает муж, она уехала в отель, легла в горячую ванну и проплакала несколько часов. Тебе как дались подобные сцены? И как быстро удалось избавиться от персонажа Тони по окончании съемок? 

— Тоня задержалась со мной надолго. Мне действительно было трудно ее стряхнуть. И речь не столько о сценах насилия. Потому что, честно говоря, как бы страшно это ни прозвучало, эмоциональное состояние моей героини к тому моменту уже настолько нечувствительно к происходящему, она настолько привычна к тому, что с ней обращаются как с дерьмом, что уже почти не реагирует на это. Во время сцен с побоями я ломаю «четвертую стену» и обращаюсь к аудитории как ни в чем не бывало, как будто получать удары в лицо и одновременно говорить со зрителем — обычное дело.

Но на других картинах у меня бывали очень эмоциональные моменты. Например, совсем недавно на съемках «Марии — королевы Шотландии» в какой-то момент между дублями я просто не смогла перестать плакать. Играть что-то эмоционально тяжелое — это очень странный и непростой процесс. Когда ты заставляешь себя снова и снова переживать самые ужасные моменты в твоей жизни или говоришь себе ужасные вещи, чтобы добиться определенного, необходимого для сцены эмоционального состояния, из этого иногда очень трудно вырваться.



— К слову, что именно привлекло тебя в Тоне? Насколько для тебя был важным тот фактор, что Хардинг кардинально отличается от всего, что ты играла раньше? 

— Я всегда реагирую на персонажей, с которыми не могу с ходу найти контакт. Именно такие персонажи меня в большинстве случаев притягивают, потому что они напоминают мне головоломку, которую я не могу решить. Вот тогда-то и начинаются месяцы подготовки, разработки персонажа, поиски решения этой головоломки. 

Когда я прочитала сценарий, я никак не могла понять, почему она не высказывала определенных вещей в определенные моменты. Знаешь, я много наблюдаю за людьми — за своими друзьями, членами семьи, посторонними людьми на улице. Когда они делают или говорят то, чего я бы никогда не сказала или не сделала, меня это завораживает. мне всегда хочется узнать: почему они это сделали или сказали? Все это — часть работы над героем. Мы в нашем фильме ни разу не хотели сказать: Тоня — герой, или Тоня — жертва. Тоня — это много всего, как и все мы.



Источник: Евгений Майский
Нажми на баннер, чтобы скачать бесплатное приложение Europa Plus TV для Android и iOS!

Голосуй:
0
Новости по теме
комментарии
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизироваться
СЛУШАТЬ РАДИО ON-LINE
Все права на картинки и тексты принадлежат
их авторам. Сайт может содержать контент,
не предназначенный для лиц младше 18 лет.